Кому выгодно тиражировать миф о недофинансировании отрасли

post-title

Кому выгодно тиражировать миф о недофинансировании отрасли

Январские аварии в коммунальной инфраструктуре вновь оживили разговоры о хроническом недофинансировании отрасли. Однако так ли недофинансировано ЖКХ на самом деле, как об этом принято говорить?

Возьмём, к примеру, замену лифтов. В Российском лифтовом объединении (РЛО) подсчитали: всего к 2025 году понадобится заменить 45 тыс. лифтов. В 2023 году региональные власти закупили всего 18,9 тыс. новых подъёмников, ещё около 20 тыс. лифтов предполагается купить в текущем году. При этом уже заявлено, что, поскольку каждый год истекает срок службы примерно у 10 тыс. лифтов, все лифты обновить не получится.

Установка новых лифтов в идеале должна происходить в рамках программ капитального ремонта. Однако в РЛО отмечают, что с 2014 года ещё ни один дом не сумел накопить даже на один лифт (очевидно, эксперты имеют в виду дома, собирающие взносы на капремонт на спецсчетах). Впрочем, не лучше обстоят дела и с заменой лифтов за счёт средств региональных фондов капремонта. По экспертным оценкам, до 80% работ по капремонту приходится на обновление фасада, перекладывание плитки в подъезде и покраску стен. Это не требует особых затрат, зато позволяет чиновникам рисовать красивые отчёты.

Теперь перейдём к цифрам. Например, в прошлом году в Ярославской области махинации чиновников со взносами жителей на капремонт закончились уголовным делом о мошенничестве. «По результатам аукциона между фондом и коммерческой организацией заключён договор на оказание услуг и выполнение работ по ремонту лифтов, которые выполнены не были», – рассказали в СУ СК России по Ярославской области. По версии следствия, ущерб от махинаций составил порядка 30 млн рублей.

Этих денег с лихвой хватило бы как минимум на 10 новых лифтов. Тем временем в Генеральной прокуратуре оперируют более масштабными цифрами. «В прошлом году совокупный размер неиспользованных денег, собранных с граждан, составил более 100 млрд руб­лей», – отчитывался генпрокурор Игорь Краснов весной прошлого года в Совете Федерации. То есть деньги были, но их, скажем так, придержали. А ведь 100 млрд рублей – это примерно 34 тыс. новых лифтов в ценах этого года. А два года назад их бы хватило на 40 тыс. лифтов. Просто средства на капремонт можно и дальше использовать в сомнительных схемах, а лифты закупать по остаточному принципу в рамках программ государственного софинансирования.

Тем временем неожиданная инициатива, связанная с якобы недофинансированием ЖКХ, пришла из Торгово-промышленной палаты. Председатель комитета ТПП по предпринимательству в сфере ЖКХ Андрей Широков предложил повысить в разы стоимость жилкомуслуг и предлагать отказываться от собственности на квартиры гражданам, которые не смогут оплачивать тарифы. В частности, плата за обслуживание квартир должна вырасти до 100 рублей в месяц с квадратного метра. Нетрудно представить, насколько вырастет доход управляющих компаний, учитывая, что сегодня самый высокий муниципальный тариф на содержание и ремонт составляет 25 руб­лей с квадратного метра.

Впрочем, возмутительным и вопиющим это предложение выглядит только для тех, кто не знает, как на самом деле обстоит дело с утверждением тарифов в ЖКХ. В профессиональной среде коммунальщиков давно известна байка о том, как проходит ежегодное повышение тарифов. «Если вы не знали, то главный в регионе – это вовсе не губернатор, а представители местного водоканала, теплосетей и т.п. Обычно они приходят в администрацию с уже нарисованными цифрами нового тарифа на будущий год. Если региональные власти по каким-либо причинам такой тариф не утвердят, жди беды. Ресурсники своими заявлениями про дырявые трубы и обветшавшие сети сумеют устроить коммунальный коллапс, после которого в губернаторском корпусе могут последовать перестановки», – поделился с «Нашей Версией» один из источников в отрасли.

Возможно, это и преувеличение. Только вот за последние 15 лет тарифы на коммунальные услуги уже выросли на 200%, и в ближайшие годы этот рост наверняка продолжится. Под громкие лозунги о хроническом недофинансировании ЖКХ.

Верно ли, что аварий на коммунальных сетях стало больше и потому нужно срочно повышать тарифы, направляя деньги на ремонт? «Аварии происходят постоянно. И количественные показатели, возможно, не изменились. Поменялось качество аварий. Они стали более серьёзные, продолжительные, а значит, их последствия куда более масштабные», – рассуждает глава профильного комитета Тульской ТПП, гендиректор сервисной компании ООО «РЭК» Сергей Костюченков. Например, многие инфраструктурные аварии в регионах сегодня привели к необходимости полной замены систем отопления, горячего и холодного водоснабжения в жилых домах. На восстановление потребуются миллиарды рублей.

Почему это произошло? Причина в том, как сегодня налажена система информирования в ЖКХ. «Очень часто аварии, случившиеся на сетях у ресурсников, не проходят через Единую городскую диспетчерскую службу. Один техник звонит другому, и они в ходе личного общения принимают решение. Формально аварийная ситуация нигде не отражена, так что никто из должностных лиц просто не успевает вовремя принять оперативное решение», – поясняет Сергей Костюченков. В результате выходит так: если ресурсники не успевают за короткий срок устранить аварию, теплоноситель в системе отопления в жилых домах замерзает и трубы лопаются. Именно поэтому сегодня из регионов приходят сообщения о необходимости тотальной замены систем отопления в домах. «Руководители УК не знают, как им поступать. Если они сольют теплоноситель, то РСО может выставить им штраф за потери на сетях и несанкционированный отбор теплоносителя. Если не сольют, может произойти «размерзание» системы. Потому диспетчерская служба должна осуществлять координацию действий», – говорит Сергей Костюченков.